21:51 

lock Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
15:33 

Че-то я разучилась за 2 недели сессии так долго сидеть на ж на одном месте...

14:01 

Не жалей ни о чем...
Я устала искать правых,
Мне плевать кто кого трахал,
Мне плевать кто тогда начал -
Это ваши дела - ваша грязь...
Мне детали не интересны,
В голове и без них тесно,
Мне плевать кто кого бросил,
Важно кто кому врал...
Ведь даже ты -
Ты хуже, дешевле, проще,
Ты - кого я считала богом,
Ты хуже, дешевле, проще...
Ведь даже ты -
Чего тогда ждать от жизни?
Если лучшее, что у меня в ней было -
Ты...
все мосты наши сгорели
в ночь 20 апреля
И ты не знаешь, что я знаю
Про эти ваши дела - вашу грязь...
Но я устала искать правых,
Мне плевать кто кого трахал,
Мне плевать кто кого бросил,
Важно кто кому врал...
Поздравляют меня люди,
Знаю ценят меня, любят,
Но одно из пожеланий
Вряд ли сбудется - жаль...
Первый шок скоро утонет,
Я переименую тебя в телефоне -
Будет строго теперь
И вряд ли
Пригодится еще...
Ведь даже ты -
Ты хуже, дешевле, проще...

11:41 

Так получилось, что темы нашли мы
Общие шутки, построили мостик
друг другу так были необходимы
Поговорить, рассказать свои новости
Необходимо вдвойне и тебе и мне
Было взаимное ненападение
А вот теперь уже поздно тобой жить
Ведь мы друзья и не больше

Верь мне, я твой покой
Только говори со мной
Просто не замечай
В моих теплых глазах печаль
Верь мне, я твой покой
только говори со мной
Мне важнее боли любой
В твоих теплых глазах любовь
Пусть не моя она эта роль
В твоих темных глазах любовь

А у тебя появилось свое мы
Под одеялом теплые водоемы
Ты говоришь: "мы смотрели", "мы были"
"Мы в париж в апреле решили"
Свое размытое "я понимаю"
Я в это "мы" твое не попадаю
Но я же слушаю, я улыбаюсь
Чтоб разделить твою радость

Верь мне, я твой покой
Только говори со мной
Просто не замечай
В моих теплых глазах печаль
Верь мне, я твой покой
только говори со мной
Мне важнее боли любой
В твоих теплых глазах любовь
Пусть не моя она эта роль
В твоих темных глазах любовь

20:03 

этот питер мне проел нервы:
город тления,причал нерпы.
телефончика междугородие:
ты мне-родинка. ты мне-родина.

я непременно приеду. я буду трезво,
тепло и настойчиво губами с тобой пинаться.

Он меня подарил тебе, милая, верь,
я - небесное чадо, я ангельски болен
оголтелой зимой. и я счастлив теперь
оттого, что сумел быть единым с тобою.

19:34 

Это те 7 вместо того одного или я просто юродствую?

@настроение: когда вот после этого всего берешь в руки молитвослов, появляется очущение, что щас рука облезнет...

00:03 

мне нравится быть женщиной: худеть,
носить каблук, пугаться насекомых.
мне нравится быть мальчиком: хуеть
от женских пальцев, даже незнакомых -
в троллейбусе, метро или такси.
мне нравится мужчиной быть: потратить
бумажник денег, времени и сил
на новое запутанное платье
мне-женщине. остричь усы, обрить
лицо и голову, надеть тугие джинсы.
мне нравится быть девочкой: каприз
выплескивать на мальчика - ложиться,
как бы пугаясь. пачкать эскимо
колени в ссадинах. курить украдкой "яву",
жечь ненароком занавески, но
еще бояться появляться пьяной
на мамины глаза. и жить, смеясь.
мне нравится быть нами: хитромудро
выписывать неведомую вязь
грузинскую. пить. воду пить наутро.
любить тобой любимых. ограждать
тебя от недовольства атмосферы.
решать рожать мне или не рожать,
а если да - то от кого. и феном
сушить пятно на краешке весны,
чтоб высушить все лужи. знаешь? знаешь...

@настроение: завтра ПОСЛЕДНИЙ экзамен. а мне до тошноты не хочется писать реферат

21:14 




21:11 

no comments



15:33 

какой-то демон внутри нажимает мизинцем "выкл.",
и всё меняется сразу: от лиц до улиц.
к подобным экспериментам я слишком привыкла,
потому так умело и группируюсь.

утро вряд ли мудрёнее вечера. впрочем, дело
может быть совсем не во времени суток. куда там!
кнопка "выкл." нажата. мир опять чёрно-белый.
снова смело можно привязывать розы к датам,

превращая себя в отрывной календарь: картинок -
минимально, бумага жёлтая, много текста.
почему бы и нет? ну попробовала - хватило,
чтоб понять - "выкл." исправна и больше не интересна.

только демон внутри так не думает, колупаясь
беспардонно в моих микросхемах, а это значит -
он находит новую кнопку, он тянет палец,
и я снова взрываюсь и снова живу иначе.

20:09 

- вдруг стало ясно: можно не умирать,
бумаг не марать и по ночам не орать.
- здесь больше, здесь двести двадцать. я буду брать.
пожалуйста, целым куском. не нарезайте.

- можно ходить с друзьями в кино и в спортивный зал,
красить глаза, не оглядываться назад.
- как Вы еще не попробовали прозак?
дерзайте!

- можно дышать спокойно, не пить вискарь,
дулом не ёрзать у пляшущего виска.
- если пойдете налево, то Вас искать
будут, дружок, не с собаками, а с волками...

- можно проверить кровь на сахар и соль,
по углям и гвоздикам не ковылять босой.
- великолепно меняется Ваше лицо,
когда Вы себя ощущаете, как на вулкане.

- можно стать наконец нормальной на радость всем!
просыпаться не в пять утра, а хотя бы в семь.
- эх, положить бы Вас на язык, как монпансье,
мне кажется, Вам не помешает чуть-чуть растаять.

можно всё по-другому, я знаю! но только как
разучиться движением брови менять закат
на рассвет и обратно? и видеть издалека,
вот еще одна терпит бедствие - вырастает.



яшка казанова

14:05 



13:54 

Улыбайся с*ка

Все они, мои, думали, что у меня кто-то был.
Потому что говорила, притворялась, врала, что изменяла.
А я не изменила ни разу. Один раз пыталась,
но в последний момент не выдержала - сбежала
(этот дурак с Кипра с тех пор не поздоровался со мной ни разу).
Вот а зачем, щас думаю?
Чтоб побольнее, чтоб тварью казаться,
чтобы наотмашь одному за другого/другую,
или всем сразу.
Чтоб не догадался,
что сама ревную
так, что зубы-скулы сводит.
Сейчас уже, конечно, все прошло,
оно всегда проходит.
Выкарабкалась, молодец, друзья говорят. Выплыла.
А я не выплыла.
Меня течением вынесло, или, не знаю... волной вытолкнуло.
Потому что жизнь сама по себе не останавливается.
Вот оно в чем - бессмертие. Думаешь, все,
раздавило, убили, все кончилось.
А оно, сволочь, никуда не делось,
царапается изнутри кусается,
давит стучит в висок или куда там у кого.
И уже времени столько, воды, вроде бы, утекло.
И уже вся такая железная и по ночам не вою.
Иду с друзьями в кино
на какую-то приторную любовную дрянь новую.
Пошлю, смотрю с кривой ухмылкой, как на дебилов,
на этих придурков влюбленных.
Без попкорна, одна минералка (фигура и все такое)
И этой давлюсь минералкой, потому что не лезет в горло.

20:10 

в какой-то момент она исчезает -
больше не делит с тобой уютное обжитое пространство.
ты ей звонишь, одной ногой вываливаясь из транса,
пытаешься быть ласковым, вежливым: "ну как там дела, заяц?"
слышишь в ответ: "пошел ты к чёрту, мерзавец!"
и понимаешь - она снова права в каждой буковке. не придраться.

в какой-то момент ты ревёшь прямо в офисе
от "абаржацо!" ролика про котёнка - прислали друзья по скайпу -
и мечтаешь себе, чтобы нашелся один маломальский снайпер,
который не промахнётся. "ох, Вы знаете,
такая трагедия, такой молодой... были знаки!
но он всерьёз их не принимал - хорохорился."

в какой-то момент всё становится плавным:
- вот звонит мама, рассказывает про погоду и про соления,
- вот кофе кипит, выбулькивая из турочки, к сожалению
- вот мама опять: про бабушку, и про тётю галю, и про дальнейшие планы
- вот ты кому-то врёшь = сочиняешь = впариваешь неправду
- вот народ у метро, а за народом торчит замерзший памятник Ленину

в какой-то момент ты просто тычешься мордой
небритой дней пять, не мытой почти, немодной -
вот такой мордой мнёшься на предновогодней пьянке в липкую всеобщую радость
и шепчешь себе под нос: "ушла в четверг. но ведь три недели тихонечко собиралась!"

20:06 

есть детальки, которые мне неизменно кажутся пошлыми:
читать вслух чужим людям собственные стихи; приходить минут на двадцать позже
назначенного времени встречи; постить в жж фотокарточки с декадентскими комментариями;
считать, что собирать бутылки - стыдно; судить о женщине по объему её талии;
верить, что настоящее ризотто можно попробовать только в Италии;
обязательно разговаривать со мной про Таню и
пытаться внушить своё мнение (о причёске, одежде, текстах, жестах и тдитп) о ней -
мне.

есть детальки, которые мне неизменно кажутся гадкими:
к примеру - делать взгляд с поволокой и говорить загадками;
требовать не загибать страницы, а пользоваться закладками;
прятать бутылку джина за цветочными кадками;
любой рекламный ролик мерять Каннами,
воруя при этом чужие идеи;
всякую беседу пытаться перевести в деньги;
спрашивать: "ну что, пригласишь на день рождения?"

есть детальки, которые мне неизменно кажутся жалкими:
привязываться к брендам во всём - от трубки курительной до пижамки;
втягивать пузо и втискиваться в пиджак
на два размера меньше необходимого;
называть "эта штуковина" и писсуар, и презерватив. и собственный член, и дилдо;
говорить на родительском собрании: "мой ребенок - индиго!
потому он такой впечатлительный, возбудимый, потому он такой бунтарь и задира."

мда... детальки, которые и в руки-то взять стыдно.
что же я горячусь так? после глинтвейна ещё не остыла?
ведь на самом деле мне всё равно - что анфас, что с тыла -
просто вдруг передёрнуло.

Яшка Казанова

@настроение: Че-то проперло меня на поэзию.. Казанова, Горалик, Гиппиус и иже с ними =)

19:55 

"с каждым днём ощущаю себя сильней:
скулы чётче, губы наглее, глаза синей...

и плевать на то, что ты сейчас не со мной, а с ней."

21:11 

превратить, волшебной палкой стукнув
об пол раза три или четыре,
девочку застенчивую - в суку,
прокути- курившую мечты о тыле,
променя- тебявшую босую
молодость на каблуки. ну, в общем
девочку застенчивую - в суку,
каквкинопоказанную. проще
это, чем казалось.

и

сердце на сотни ударов рваное -
горстью бери, рассовывай по карманам его;
разбрасывай, как монетки туристы, в воду...
да, и прости, что я так долго вою.

никак не могу успокоиться - нервы
шалят, шалавы. потому что весна? наверное.
коньяк тает на языке, разламывается в жилах
на утренние истерики. ты не заслужила их.
[...]

Яшка Казанова

15:57 

Каждый месяц я вижу, как свято место пустует в соседних яслях,
Потому что мой незачатый сын истекает кровью в двадцатых числах,
Упирается больно, бьется, хочет родиться,
Кровью плачет, шепчет: мама, я бы мог тебе пригодиться,
Что за черт, почему ты не хочешь со мной водиться?

Я пою ему песенку про сестру и братца,
Как они никогда не плачут на аппельплаце.
Скручиваюсь эмбрионом, чтобы помешать ему драться,
К животу прижимаю грелку, чтобы ему согреться,
Говорю: отстань, не дури, обретайся, где обретался,
Радуйся, что еще один месяц там отсиделся,
Ты бы кричал от ужаса, когда бы увидел, где очутился.
Он говорит: уж я бы сам разобрался.

Я читаю ему стишок про девочку из Герники,
Про ее глаза, не видящие того, что делают руки.
Он говорит мне: ты думаешь, это страшней, чем гнить от твоей таблетки,
Распадаться на клетки, выпадать кровавой росой на твои прокладки,
Каждый месяц знать, что ты не любишь меня ни крошки,
Не хочешь мне дать ни распашонки, ни красной нитки,
Ни посмотреть мне в глаза, ни узнать про мои отметки?
Полюби меня, мама, дай мне выйти из клетки.

Я рассказываю ему сказку про мою маму,
Как она плакала сквозь наркоз, когда ей удалили матку,
Я говорю ему: ладно, твоя взяла, я подумаю, как нам быть дальше;
Я не люблю тебя, но я постараюсь стать лучше,
Чувствовать тоньше, бояться тебя меньше,
Только не уходи далеко, не оставляй меня, слышишь?

Он говорит: ладно, пора заканчивать, я уже почти что не существую,
Так – последние капли, черный сгусток сердца, красные нитки.
Мы, говорит, еще побеседуем, мама, я еще приду к тебе не родиться,
Истекать кровью, плакать, проситься, биться,
Клясться, что я бы смог тебе пригодиться,
Плакать, просить помочь мне освободиться.
Где-то в двадцатых числах приду к тебе повидаться.

(Линор Горалик)

19:17 

Линор Горалик

Он встал ровно в восемь, по будильнику, принял две таблетки и пошел завтракать, и ел не что попало, а кашу, и после душа не поленился намазать зубы этой отбеливающей штукой, и поклялся себе, что теперь будет мазать их два раза в день, как положено. И в офисе он был рано, и разгреб все бумажки (и много чего интересного в них нашел). И в обед он не пошел со всем стадом пиздеть про то, про что за обедом пиздят, а принял еще две таблетки, подождал и заставил себя съесть купленный по дороге сэндвич с сыром. Он на весь день запретил себе читать в сети что попало, а решил работать - и работал, и не стал принимать больше ничего, потому что и так уже дрожали руки от содержащегося в таблетках кодеина. Вместо этого он сказал себе, что отвлечется работой и переждет - и переждал, действительно стало получше, а он за это время позвонил, наконец, квартирной хозяйке и договорился про холодильник, - сказал, что сам виноват и купит новый, и это было - правильно. И даже вечером, дома, он не повалился на кровать сразу, а чин-чинарем разделся и надел пижаму, хотя было всего семь вечера, и только тогда повалился. Ему было плохо, правда, плохо, и казалось, что от боли сейчас выпадет глаз, и правая сторона носа тоже болела, как будто по ней нехреново заехали кирпичом. "Вот," - сказал он себе, - "Вот, ты весь день был хорошим. И что? Голова все равно болит, болит, болит, болит, болит. Видимо, дело не в этом." Но все равно он заставил себя сосчитать до десяти, подняться, пойти в ванную и там, стоя с закрытыми глазами и держась за трубу, чтобы не упасть, второй раз намазал зубы этой штукой.

18:22 

Моя осень прекрасней вашего лета.
Когда заканчивается любовь, победителей не бывает, только дезертиры и проигравшие.
Даже в самом лучшем случае, когда уходишь от того, кто сделался безразличен, прерывая нежизнеспособные отношения по собственной воле, пытаешься завершить дело быстро и чисто, но всё равно остаётся чувство, что пришлось голыми руками добивать мелкое полумёртвое животное.
А уж когда этот дохлый зверёк – твоё собственное сердце, поражение очевидно. Будто взяли тебя на ручки, приласкали, рассмотрели – и отпустили брезгливо. Не хороша, не годишься, не понравилась (или подобрал бы, да негде держать).
Потом, когда первая боль утихает, может случиться подъём: если человек не совсем уж воинствующий неудачник, вероятен карьерный взлёт, достижение невиданных доселе высот духа или хотя бы удачный брак. Это потерянная душа пытается доказать себе свою ценность, подвывая на манер рыжей Муравьёвой – «всё равно счастливой стану, всё равно счастливой стану, даже если без тебя, бя-бя-бя». И доказывает, и становится. Сначала ищет новую звезду взамен утраченной, постепенно увлекается, и ей просто начинает нравиться жизнь – вообще, безотносительно к.
Ну, а потом они снова встречаются. К примеру, он звонит или пишет. Как дела, как успехи. Ты по-прежнему? Молодец. А раньше ты… Ну-ну.
Это называется «светская беседа», но сколько бы лет ни прошло, стоит повесить трубку, как воспарившая было душа почему-то немедленно падает оземь. Потому что вдруг оказывается.
Что все её победы были во многом вопреки. И что ничего она ими не доказала. Карьера, высоты и брак, это другое, другое поле. А он возвращает на то, прежнее, где ты безнадёжно проиграла. И ты опять только нелюбимая им девочка. Воздвигнутый бастион оказывается всего лишь мемориалом над тем полуразложившимся зверьком, которого три-пять-восемь лет назад придушили двумя пальцами.

О, психолог бы сказал, что нужно избирать другую точку отсчёта, выстраивая систему координат вокруг себя, а не вписываясь в чужую. Ну или что там говорят психологи в таких случаях.
Но ты вешаешь трубку, ты садишься на пороге фальшивого замка, ты закрываешь глаза. Потому что сердце давно залито бетоном в фундаменте, но призрак бродит по дому в качестве любимого домашнего животного, и вот сейчас он дрожит. Любви давно нет, но поражение осталось.

(Да, снова Кетро)

_Ins_

главная